График работы:

Гештальт терапия,

семейный психолог,

терапия фобий, кризисные состояния, консультации по Скайпу.

Адрес:

Психолог, семейный психолог.

Приморский район Спб.

Метро Комендантский проспект, Пионерская.

 

Телефон:

Формы работы

Основные формы работы с клиентами это :

- Индивидуальное консультирование

- Онлайн консультирование в Скайп

- Парное/семейное консультирование

- Психотерапия

- Групповая терапия

- Тренинги

- Реабилитационные программы

 

Давайте вместе разберемся чем они отличаются и какие особенности имеют. В связи с тем, что текст получился достаточно обьемный, вы можете всегда кликнуть на активные ссылки вверху и сразу почитать интересующий вас раздел.

Индивидуальное консультирование.

Это, пожалуй, самая распространенная форма краткосрочной работы с психологом. Собственно, даже тогда, когда человек обращается на психотерапию, он все ровно проходит этап консультирования. Слово индивидуальное подчеркивает, что беседа ведется с глазу на глаз и происходит абсолютно конфиденциально. В ходе консультирования психолог детально исследует ситуацию, подбирает возможные гипотезы возникновения и развития проблемы, и ищет пути решения исходя из его опыта, знаний и возможностей.

В результате консультирования я обобщаю все услышанное и подмечаю то, что возможно ускользало от вашего внимания. Только это уже может помочь вам увидеть ситуацию другими глазами и самим найти решение или изменить отношение к ней. Я могу давать рекомендации или специальные задания, советовать упражнения или других специалистов, которые с моей точки зрения будут компетентны в решении вашей проблемы.

Примером консультации может быть беседа в режиме ответов на вопросы: Что со мной или с нами происходит? Что мне с этим делать? Это заболевание или нет? Как поступать дальше? Смогу ли я справиться со своей проблемой самостоятельно? Где получить помощь?

Например, ко мне обратился молодой мужчина Игорь, с опасениями по поводу своей сексуальной ориентации и того, что он «ненормальный». Он боялся, что он гей. Игорь жаловался на то, что не испытывает влечения к женщинам и имеет серьезные затруднения в общении с ними вплоть до неприязни. При этом ему гораздо легче и комфортнее было в обществе мужчин. В результате беседы выяснилось, что Игорь с подросткового возраста испытывал проблемы социализации, пережил в школьные годы болезненную безответную влюбленность и игнорирование со стороны девушки, потерял надежду и замкнулся в себе. Неустойчивая самооценка, сложности в общении и повышенная тревожность превратились в мнительность относительно своей сексуальной ориентации и чувство отвращения к женщинам, взамен на страх отвержения. Особенности воспитания и семейных традиций Игоря были с моей точки зрения вескими предпосылками развития эмоционального расстройства, что мне показалось вполне закономерным. Консультация завершилась тем, что я сообщила Игорю о своих предположениях и предложила не только пройти у меня курс разговорной психотерапии тревожного расстройства, но и определенным образом немного изменить режим жизни и некоторые привычки. Он согласился, и после курса психотерапии мнительность ушла, а снижение тревоги и нервного напряжения привело к тому, что у Игоря появился интерес к противоположному полу и желание завести подругу.

Другой пример: ко мне на консультацию обратилась клиентка Ирина через месяц после утраты мужа. Ее горевание усугублялось тем, что прямо на похоронах она неожиданно узнала крайне неприятную новость, касающуюся ее супруга. Вместо того, чтобы оплакать близкого человека, она страдала еще больше, не в силах понять и принять отвратительную для нее новость. В результате она не только потеряла аппетит и сон, но и не могла физически принимать пищу даже в маленьких количествах. Ирина катастрофически теряла силы и вес, и была вынуждена обратиться за помощью по настоянию подруги. Казалось бы, вопрос касается только психолога. Однако, я заметила, что в таком состоянии она была не в силах адекватно воспринимать наш диалог, у нее попросту не оставалось психических и физических ресурсов чтобы взаимодействовать со мной, и она рисковала серьезно заболеть. Я порекомендовала ей дополнительно обратиться на консультацию к врачу психиатру, а также к врачу терапевту общей практики. Ее здоровье требовало пристального наблюдения и медикаментозной поддержки. Только совместные усилия помогли Ирине справиться с проблемой и перейти к психологической работе переживания утраты.

Все вышеописанное является просто консультированием и не может считаться психотерапией, даже несмотря на то, что приносит краткосрочный терапевтический эффект.

Онлайн консультирование в Скайп.

К счастью консультирование и психотерапия в Skype позволяет встретиться независимо от расстояния и страны, в которой вы проживаете. Так же онлайн консультирование очень помогает женщинам с маленькими детьми или на третьем триместре беременности, когда поездки к психологу по очевидным причинам затруднены. Среди моих клиентов есть люди из Петербурга, и те, кто находится в других городах России, а также, кто далеко за рубежом - в США, Австралии, Японии, Вьетнаме или Таиланде, странах Европы и Скандинавии. Несмотря на то, что во многих развитых странах курс психотерапии клиенты могут получить бесплатно по медицинской страховке, они предпочитают обратиться самостоятельно к выбранному ими психологу. Это связано с целым рядом отдельных вопросов, и в том числе с тем, что психотерапия эффективнее проходит на родном языке, то есть на том на котором с человеком разговаривали в детстве.

Несмотря на очевидное удобство и кажущуюся простоту этой формы работы она требует от психолога особых умений, опыта и дополнительной концентрации внимания.

Давайте по порядку обсудим важные моменты:

  1. Онлайн консультирование эффективно только тогда, когда психолог и клиент могут видеть друг друга и разговаривать абсолютно конфиденциально. Вы должны чувствовать себя в безопасности, и, если разговариваете с мной из дома, вам необходимо быть уверенным, что никто из близких или посторонних не услышит содержание беседы. В данном случае правило конфиденциальности частично обеспечиваете себе вы сами.
  2. Если в доме остаются ваши близкие, даже в другой комнате, это как правило мешает, отвлекает и искажает ваши реальные реакции, которые мне важно наблюдать, а вам сознавать. Еще хуже, если у меня на мониторе вы случайно увидите кого-то или услышите чье-то присутствие. Я стараюсь делать все, чтобы исключить такие ситуации и жду от вас того же. Это влияет на качество нашего контакта.
  3. Письменное консультирование в чате или просто голосовое бесполезно. Использование видеорежима необходимо, но бывают случаи, когда оно невозможно по техническим причинам. Этим условием можно пренебречь, когда я уже хорошо знакома с вами, а также знаю вашу историю и особенности. Иногда лучше отказаться от сессии и перенести ее на другое время, чем потратить его впустую.
  4. Перед первой встречей в Skype клиент должен чувствовать себя уверенно и понимать как все будет происходить. Вот для этого я и использую переписку, телефон или даже короткую тестовую видеосвязь. Особенно в этом могут нуждаться те, кто ранее не использовал Skype, и чаще это пожилые люди. Мы специально отправляем друг другу тестовые сообщения, пробуем связаться и поговорить, чтобы выбрать удобное место и положение компьютера или планшета. В рамках тестовой связи можно задать любые организационные вопросы. За несколько минут до начала сессии всем клиентам я отправляю текстовое сообщение о том, в какое время буду готова. Это помогает многим снимать лишнюю тревогу и настроиться на беседу.
  5. В любой момент сессии связь может прерваться или стать значительно хуже. Я резервирую больше времени на каждую сессию, для таких непредсказуемых ситуаций. Важно учитывать, что не всегда они возникают по вашей вине – любая техника может давать сбои.
  6. Психолог на мониторе как правило видит только лицо, плечи и частично руки клиента. Это серьезное ограничение. Вы тоже не видите меня целиком. Без особого навыка это может вызывать у любого человека искаженные представления и скрывать информацию о вашем состоянии и реакциях. Поворот головы, движение плеч, рук и тем более того, что остается за пределами камеры (остальной корпус и ноги) могли бы мне рассказать очень многое о вас и о том, что с вами происходит. Однажды я работала с клиенткой, которая находилась в инвалидном кресле, и я ей очень благодарна за то, что она продемонстрировала это. Именно натренированность и опыт помогают мне интуитивно догадываться о том, что может происходить с вами и уточнять у вас свои предположения. Все это требует огромной концентрации внимания не только на содержании беседы, но и на качестве нашего контакта.
  7. Огромное значение имеют освещение и качество звука. Возможны искажения голоса, цвета кожи или неудачная тень, незначительно изменившая вашу мимику – именно те феномены, за которыми мне необходимо вести внимательное наблюдение. Ведь не только само содержание рассказа, а то как вы переживаете это, является очень важной информацией. Я должна замечать, как дрогнул ваш голос, побледнело или покраснело лицо, подступила слеза или нахмурились слегка брови. Я держу под рукой хорошие чувствительные наушники и, если что-то меня отвлекает, я их использую во время сеанса. Не менее важно и то, что видите и как слышите меня вы. Например, у меня под окном ходят трамваи и их звук отвлекает клиентов. Перед каждой сессией я отдельно проветриваю помещение, а потом слежу за тем, чтобы окна были плотно закрыты звукопоглощающими стеклопакетами.
  8. Психологи часто используют реквизиты и подсобные материалы, но передать их через монитор невозможно. Лично мне опыт помогает заменять их другими более простыми вещими, которые могут быть доступны вам в том месте, где вы находитесь. Иногда их могут заменить выразительные метафоры, которыми я регулярно пользуюсь и должна свободно владеть этим инструментом моей работы.
  9. При парном или семейном консультировании, важно так разместиться у экрана, чтобы иметь возможность всем клиентам чувствовать себя равноправными участниками встречи. Я стараюсь заранее пояснить как это будет удобнее сделать. Так же необходимо уметь управлять беседой, в которой может возникнуть спонтанный конфликт и эмоциональное выяснение отношений между обратившимися за помощью. Ни один из вас не должен чувствовать себя обделенным моими вниманием и доверием каковы бы ни были причины, по которым ваша семья обратилась за психологической помощью.

Это далеко не все, что приходится учитывать в процессе онлайн консультирования или психотерапии в Skype, и моя задача предусмотреть большинство возможных затруднений и уметь их преодолевать, создавая клиентам все условия для их максимального самораскрытия и эффективности нашей совместной работы.

Парное/семейное консультирование.

Семейным и парным консультированием называется работа с психологом, при которой фокус внимания обращен не на то, что происходит с отдельными людьми, а на то, «как болеют» их отношения. Именно отношения могут приводить ко многим проблемам. Поводами для обращения чаще бывают заболевание одного из членов семьи, кризис отношений в паре, ситуации недоверия и подозрений в измене или неадекватное по оценке близких поведение одного из членов семьи. Не секрет что в таких ситуациях в основном страдают более зависимые ее члены. Вместо попыток искать виноватого в сложившихся проблемах взаимодействия, психолог исследует то, как люди создают то напряжение, которое приводит к проблеме, как они избегают слышать и понимать друг друга. Он становится «переводчиком» в их взаимодействии и помогает обратившимся осознать свои чувства и то, что они очень часто хотят, но не могут сказать или попросить прямо, скрывают и выражают это деструктивным способом в надежде, что партнер их и без того поймет.

Например, Зинаида обратилась ко мне на консультацию в связи со сложной напряженной атмосферой в семье и тревогой по поводу плохого аппетита и болезненной худобы дочери Аллы. Я предложила прийти на консультацию им вместе. Как выяснилось Зинаида очень опасалась, что Алла больна нервной анорексией, но не отдает себе в этом отчет. Она и другие родственники Аллы часто в шутку обсуждали аппетит, пищевые предпочтения, фигуру и внешний вид девушки. Настойчивым увещеваниям мамы нормально питаться Алла не доверяла и считала их неуместным родительским контролем, отстаивала свое право на выбор продуктов питания и многое скрывала, что лишь вызывало у родных дополнительную тревогу. Алла считала худобу красивой, но сама уже тревожилась за свое здоровье, была готова изменить привычки, но вернуться к прежнему питанию не решалась, опасаясь насмешек и неприятных высказываний в ее сторону. Когда Зинаида с моей помощью озвучила пугающий ее диагноз и свою тревогу, оказалось, что она это сделала впервые. Я поинтересовалась у Аллы что она знает об этом заболевании, обрисовала девушке перспективы, которые грозят тому, кто им страдает, а также четко и ясно перечислила симптомы, которые может заметить только сама девушка. Я предоставила ей полное право выбора, предупредив о возможных последствиях. Только после этого Алла поняла причины маминого давления и настойчивости, перестала сопротивляться и прислушалась к тому, что на самом деле мама и ее близкие хотели ей сказать. Оказалось, что, стараясь быть тактичными и скрыть беспокойство, родственники выражали свои подозрения как бы в шутку, чем еще больше ранили самолюбие девушки. Алла, переживая из-за этого, игнорировала опасные симптомы, не связывая их с желанием быть стройной и нравиться окружающим. Я дала возможность маме и дочери понять друг друга и договориться, предложила Алле понаблюдать еще некоторое время за весом и аппетитом и, если не наступит улучшение, обратиться ко мне либо вместе с мамой за координатами врачей, либо на дополнительное консультирование. Проблема была решена вовремя, так как дополнительная помощь не понадобилась.

Другой пример: ко мне обратилась Ольга по проблеме ее отношений с сыном Степаном 11ти лет и своей пожилой матерью, на которых она часто срывалась и раздражалась, из-за чего у нее начались проблемы на работе и в личной жизни. В ходе консультирования выяснилось, что основное раздражение Ольги вызывает поведение и успеваемость Степы, он не может сосредоточиться на уроках и ей этим напоминает своего родного отца, с которым Ольга находилась в разводе. Ольга много работала и часто оставляла сына с воспитателями и няньками, которые ей дорого обходились. На вопрос о том, зачем это необходимо, она сообщила, что хочет дать сыну хорошее образование, но никто из близких ее не поддерживал. Из взрослых кроме Ольги в доме проживала ее пожилая мама, которая вела себя очень странно и непредсказуемо. Так же у них бывал близкий друг Ольги, но он был женат и не планировал менять свой статус. Совместная сессия Ольги с сыном показала, что мальчик часто тянется к маме и во всем ищет ее поощрения и внимания, заглядывает ей тревожно в глаза и часто хочет прикоснуться к матери. Ольга сторонилась этого и отодвигалась от сына. Привести на прием кого-то из близких оказалось затруднительно – мама уже несколько лет не покидала дом, воспитатели Степы часто менялись, а друг Ольги с ее точки зрения не имел отношения к проблеме. Задача казалась по началу неразрешимой, и мы стали действовать постепенно. Начали с бабушки. Своим поведением она часто пугала Степу, но Ольга продолжала настаивать на их общении, ожидая помощи от пожилой женщины. Медицинское обследование показало, что бабушка страдала сложной формой старческой деменции и была не в состоянии отвечать за свои действия. Когда Ольга это поняла, она ограничила общение Степы с бабушкой и стала искать няньку для нее. Отношения с сыном улучшились, снизились тревога, напряженность и раздражительность. Проясненная ситуация помогла найти лечение для бабушки и такую помощницу в дом, которая ясно отдавала себе отчет в стоящих перед ней задачах. Степина успеваемость стала лучше, а желание прижиматься к маме, ища у нее защиты постепенно ушло. Ольга приняла решение расстаться с женатым мужчиной и искать себе более надежного партнера.

Психотерапия.

Кажущееся на первый взгляд внешнее сходство психотерапии с психологическим консультированием вводит многих клиентов в недоумение: «Я ходил к психологу, но это не помогло!» говорят они. Так и есть, так как это совершенно разные формы работы. Несведущий человек не обнаружит разницу, так как он просто пришел к специалисту за помощью. И тут и там идет беседа, но она может строиться по-разному, и, следовательно, приносить совершенно разный результат. Важно понимать, что такое психотерапия, кто может ее проводить и какой она бывает. Если вам это непонятно, расспрашивайте меня и узнавайте все, что вам необходимо.

Как правило, на этапе первичного консультирования мы обсуждаем все волнующие вопросы, и лишь после этого я предлагаю курс психотерапии или сообщаю, что не вижу в этом необходимости. Мы договариваемся о взаимной готовности перейти к этой форме работы, и я сообщаю в чем она будет заключаться. Мы обсуждаем насколько вы понимаете суть будущего взаимодействия и согласны с этим, как долго будет длится курс, и что можно ожидать в итоге.

Изначально психотерапия, которая существовала еще до Фрейда всегда понималась как лечение словом. Но современная действительность и история лечения душевных страданий в ХХ веке в нашей стране оказали серьезное влияние на само понятие и отношение к нему. Давайте с вами разберемся в этом, так как в России, к сожалению, существует некоторая путаница всего, что связано с корнем «психо».

ПСИхолог – человек имеющий высшее психологическое образование, подтвержденное государственным дипломом профильного ВУЗа, дающего право на работу. Этого недостаточно для психотерапии.

ПСИхиатр – человек имеющий медицинское образование, подтвержденное государственным дипломом по специальности «врач-психиатр» и соответствующими документами, дающими право на работу. Этого тоже недостаточно для психотерапии.

ПСИхотерапевт – в ряде стран постсоветского пространства название должности врача в государственных и коммерческих медицинских учреждениях. К примеру, в России приказ Минздрава определяет специальность «врач-психотерапевт», как лицо с высшим медицинским образованием по специальности «лечебное дело», получивший подготовку по специализации «психиатрия». Но как не парадоксально, этого тоже недостаточно для психотерапии.

Что же такое ПСИхотерапия? Это научно-практический подход в системе воздействия на психику и через психику на организм человека. Следует отличать понятие психотерапии как от психиатрии, так и от психологии. В большинстве развитых стран как психиатр, так и психолог могут проводить психотерапию при условии прохождения дополнительного специального многолетнего обучения, и получения соответствующей квалификации. Психотерапия проводится путём установления глубокого личного контакта с пациентом/клиентом (путём бесед и обсуждений), а также применением различных методик.

Врачи больше склонны обнаруживать и лечить патологию медикаментами, а психологи чрезмерно переоценивать мудрые рекомендации, мотивационные методы и позитивизм. Однако, психотерапия не о том, и не о другом. Это особый отдельный вид взаимодействия специалиста с клиентом, который помогает решать многие проблемы лучше лекарств, а мотивация и позитивное мышление становятся его естественным дополнительным бонусом. Все бы здорово, но психотерапия требует времени для изменений, а нам так хочется все и сразу. Съел таблетку – боль ушла, прочитал мотивирующий пост или статью, сделал улыбку – и обрел счастье.

И когда люди приходят на психотерапию, то в первую очередь необходимо найти индивидуальный «язык», на котором можно было бы разговаривать с клиентом, чтобы понять его и донести до него какую-то свою идею.

Что же происходит дальше? Когда контакт налажен, и клиент с терапевтом понимают друг друга, тогда и для клиента постепенно многое начинает становится ясным и понятным про себя и свою жизнь не на уровне умозаключений, общепринятых клише и стереотипов, а на уровне глубокого сознавания и полного переживания своих чувств, реакций, желаний и потребностей. Вот тут и начинается в полном смысле слова волшебный процесс исцеления, как естественная способность человека творчески адаптироваться к бесконечно изменчивой среде, а не следовать заданным кем-то извне и привычным ролям.

Одни ходят на психотерапию годами, другие ограничивается коротким курсом, и всегда это невероятно интересный процесс поиска и узнавания себя в этом мире, дающий новые и новые открытия и освобождающий от многих душевных и телесных страданий.

Групповая терапия.

Групповая психотерапия, как и другие формы групповой работы может быть очень эффективна. Оптимальный состав 6-12 участников плюс психолог или пара психологов, ведущих группу. Как и индивидуальная психотерапия она характеризуется регулярностью встреч на определенном отрезке времени: несколько месяцев, полгода, год или более, и способствует решению эмоциональных, личностных и многих других психологических проблем.

Традиционно участники сидят в кругу так как это наиболее удобный способ общения, а все необходимые нормы и правила поведения вырабатывают сообща. Психолог выступает одновременно и как участник, и как профессионал, регулирующий групповую динамику. Режим работы группы бывает вечерний по 3-4 часа на буднях с регулярностью раз в неделю или дневной по 7-14 часов (1 - 2 дня) на выходных. Группы выходного дня встречаются не чаще раза в месяц, а то и в два месяца.

Основным преимуществом групповой терапии является сама группа. С одной стороны, она словно в зеркале отражает модель реальных взаимоотношений из жизни, с другой дает возможность в безопасной поддерживающей атмосфере изучить их, понять и попытаться изменить. Возможность высказать и услышать от других участников те чувства, мысли, ассоциации или воспоминания, которые обычно они привыкли скрывать, умалчивать и не замечать не только улучшает взаимопонимание, но и имеет огромный потенциал для личностных изменений. Помощь психолога заключается в том, что он корректно подмечает неочевидные стереотипы поведения и реакций.

Каждый человек на своем жизненном пути творчески приспосабливается к условиям и среде – использует психологические защиты. Постепенно эти защиты входят в привычку, утрачивают творческий компонент, становятся автоматическими и вступают в противоречие с новыми условиями. Жизнь меняется, а некогда успешные модели поведения превращаются в проблему взаимоотношений. Участники группы могут исследовать закономерности, которые создают определенные проблемы. При достаточной эмоциональной поддержке группа способствует тому, что каждый может экспериментировать с новыми моделями поведения, а не довольствуется старыми и неэффективными. В дальнейшем новый опыт переносится в реальную жизнь и значительно расширяет репертуар эмоциональных и поведенческих реакций, а значит повышает способности человека к творческой адаптации.

Например, на одной из групп я предложила участникам поработать с метафорой и отразить ее в рисунке. Когда мужчина, который жаловался на сложности взаимопонимания с супругой, показал свой рисунок и дал к нему краткий комментарий, многие насторожились и посмотрели с недоумением на нагромождение идеально начерченных геометрических фигур. Непонимание мужчина расценил как недоверие и даже враждебность к его словам.

Тогда я предложила автору прокомментировать рисунок и объяснить не только его смысл и значение, но и какие конкретно в нем отражены чувства и переживания. В то же время остальных участников побуждала задавать уточняющие вопросы, которые помогут лучше понять друг друга. Когда группа увидела насколько глубокие чувства переживает автор рисунка и насколько важно и сложно для него было выразить их, это вызвало их интерес и сочувствие. Мужчина искал способы донести свою идею до остальных, и когда это наконец удалось, он был потрясен, что похожие затруднения возникали часто между ним и женой. Семейная ситуация развернулась с другой стороны и у мужчины появилось желание искать по-новому решение затянувшегося конфликта.

Наиболее характерные запросы участников можно было бы сгруппировать в следующие темы:

• Проблемы в отношениях;

• Семейные конфликты;

• Конфликты на работе;

• Затруднения в понимании собственных мотивов и желаний;

• Неудовлетворённость кругом и стилем общения;

• Проблемы в понимании как воспринимают меня окружающие;

• Недостаток признания, заботы и благодарности от близких;

• Эмоциональные затруднения в общении.

Так как каждый участник обязан соблюдать правило конфиденциальности, это помогает всем постепенно раскрываться по мере роста доверия в группе. Группы бывают открытого и закрытого формата. Наиболее комфортны и эффективны «закрытые» группы, то есть с постоянным неизменным составом участников от начала и до «конца жизни» данной группы.

Другим преимуществом групповой терапии является, то, что это менее затратно по деньгам в сравнении с индивидуальным консультированием.

Внимание!

Приглашаем на предварительное собеседование.

Идет набор в новую психологическую группу личного опыта.

Встречи проходят в рамках мероприятий клуба «Счастливые люди».

Раздел сайта 

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ГРУППА ДЛЯ ОБЩЕНИЯ

Тренинги.

Для меня существуют четкие критерии хорошего семинара или тренинга, это изменения, которые происходят после него.

О том какие бывают тренинги и семинары написано много. В России, где тренинг используется сравнительно недавно, отсутствуют единые стандарты и объективная классификация подобной формы обучения. Что только ни называют тренингом. Я выделяю честные и нечестные тренинги.

Хотите узнать, чем они отличаются?

Если вы думаете, что тренинг начинается с приветствия и знакомства тренера и участников, то вы ошиблись!

Тренинг или семинар начинаются задолго до встречи группы с тренером: кропотливые многолетние исследования, личный опыт, поиск уникальных приемов успешных людей, выявление среди массы материала определенной закономерности, а также долгий подбор наиболее удачных методов обучения. Только обкатка и оценка результатов обучения может занять несколько лет.

Так создается авторская методика, которая становится ключевым стержнем обучающего мероприятия. На нее нанизываются дополнительные элементы: мини лекции, кейсы и упражнения, индивидуальные задания или активные разминки.

Для написания кейсов и упражнений необходимы диагностические встречи и подробные интервью, знакомство с запросами будущих участников, согласование и утверждение программы, и многое другое.

По чьим-то книгам и статьям не сделать действительно хороший обучающий продукт. Если вы хотите сэкономить на обучении, лучше купите книгу и прочтите ее. Попса стоит дешево, по тому, что это попса.

Самое главное, что происходит в аудитории, это очень интенсивное и активное исследование, через которое проходят все участники. Задача тренера - создать условия для обучения и предпосылки для веры участников в свои силы, корректно направить группу к переоценке неэффективных убеждений и моделей поведения, а также оставить право выбора за каждым изменяться ему или нет. К сожалению, среда может быть таковой, что человеку или даже большой группе людей выгодно вести себя неэффективно. Тогда никакое обучение не поможет и не надо обманываться, надеясь на силу тренера. Я не питаю иллюзий, что могу насильно обучить сформировавшуюся личность.

Однажды меня пригласили в компанию повторно провести тренинг в отделе теле-маркетинга. Прошло всего несколько месяцев с предыдущего обучения, и я была в недоумении что не так. Программа хорошая, участники толковые, и я не сомневалась в этом. В процессе работы с группой выяснилось, что единственным барьером, который мешал успеху всего подразделения, был его непосредственный руководитель. Когда дирекция прислушалась к моим рекомендациям и ограничила полномочия этого человека, результаты всего подразделения выросли настолько, что компания оказалась не готова к подобному изменению. Возможно тот руководитель был всего лишь частью системы, в которой не выгодно развиваться столь стремительно, как этого хотели сотрудники.

Обычно после тренинга или семинара, участники испытывают эмоциональный подъем. И это не удивительно. Часто обучение проходит увлекательно, весело и позитивно. Но такой эффект длится не долго. После двух – трех недель он тает, и жизнь возвращается на круги своя: возвращаются прежние стереотипы поведения, одерживает верх привычная модель взаимодействия.

Честные тренинги и семинары продолжаются гораздо дольше, за счет специальных методик, позволяющих продлевать эффект влияния. Часть из них, это приемы воздействия, которые тренер «зашивает» в процесс работы с группой. Другую часть он передает компании-заказчику или самим участникам в виде подробной методики пост-тренинга.

Из моего опыта, могу сказать однозначно: кто не ленится, тот получает самые высокие и устойчивые результаты. Кто надеется на то, что все получится быстро и само собой, тот теряет затраченные деньги и свое время.

Решайте сами, как поступать – ни один тренинг или семинар не сделает это за вас.

Наиболее популярные темы, это:

- Деловые и Телефонные переговоры, Продажи и Обслуживание клиентов,

- Разрешение конфликтов и Работа с Дебиторской задолженностью.

- Публичные выступления, Стресс менеджмент, Тайм менеджмент.

- Наставничество и Управление персоналом;

- Работа в команде, Эффективные коммуникации, групповой творческий процесс;

А также все, что связано с организацией и проведением тренингов и семинаров.

Я за честные тренинги!

 

 

Реабилитационные программы.

 

 Выездные мероприятия для небольших групп или индивидуальных участников сочетают комплексный подход и возможность восстановится после заболеваний, кризисов, длительного стресса или других сложных жизненных ситуаций. В реабилитационных программах сочетаются отдых у моря и разнообразные методы психотерапии в местах с хорошим климатом и красивой природой. По сути это психологический туризм, который позволяет провести «перезагрузку» эмоционального состояния, лучше понять себя, восстановить жизненные силы, побывать в новых условиях и настроиться на активную здоровую жизнь.

Программа формируется индивидуально в зависимости от особенностей участников, так как я беру только тех клиентов, с которыми знакома лично, знаю их особенности и проблемы, и они либо проходили у меня прежде курс терапии, либо обращались на консультирование.

Тема и задача каждой программы пронизывает все детали поездки, и кроме бесед с психологом подразумевает процедуры для укрепления здоровья, упражнения и задания, экскурсии и знакомство с достопримечательностями. К примеру, для одних участников в программу могут быть включены двух-трех дневные походы в горы, подводные погружения и иные формы активности. Для других наоборот упор будет сделан на релаксационных упражнениях в бассейне или тихой бухте, спокойном созерцание, задушевных беседах и песочной терапии.

Реабилитационные программы позволяют отдохнуть, снять напряжение, поверить в собственные ресурсы и посмотреть на свою жизнь со стороны, понять, что в ней не так, а потом вернуться и либо принять неизбежные изменения, либо найти способ что-то изменить.

Например, ко мне обратилась Светлана 29 лет. Ее мучили бессонница, психосоматические боли, приступы аритмии, раздражительность и панические атаки, проблемы переедания и лишнего веса, а также ряд фобий, которые серьезно осложняли работу и жизнь. Пара месяцев индивидуальной терапии позволили значительно улучшить состояние, но навязчивые мысли об опасных заболеваниях  грозящих ей возвращались вновь и вновь. Отсутствие собственной семьи и личной жизни моя клиентка объясняла недостатком времени и интереса. Тогда я предложила Светлане приехать на неделю на реабилитационную программу в Испанию, где находилась сама в это время. Шесть из семи дней, что она пробыла на курорте,  мы проводили занятия, позволяющие одновременно иметь достаточно свободного времени на отдых. В мое отсутствие она выполняла задания, которые одновременно позволяли знакомиться с интересными местами и достопримечательностями. Каждое действие имело какой-то смысл и требовало сбора специальной фотогалереи событий, ощущений и дальнейшего обсуждения. То время, которое мы проводили вместе, было посвящено беседам и анализу, а также упражнениям в воде или творческим заданиям на песчаном пляже.

По возвращении домой, Светлана уже имела ясный план и желание произвести ряд изменений в жизни. Не заставили себя ждать и приятные случайности, которые любят происходить в подобных ситуациях. Моя клиентка познакомилась с молодым человеком. Качество жизни значительно улучшилось, а курс терапии в Skype уже продвигался значительно эффективнее. Вскоре потребность в моей помощи полностью отпала.

 

Нужна срочная поддержка?

Запишитесь и я с Вами свяжусь

Телефон:
Яндекс.Метрика